Ivanco
We always get back to the basics.
Открыл для себя такой ни к чему не обязывающий жанр, как "сонгфик" - фанфик, написанный под впечатлением прослушанной песни. Учитывая, что такими фантазиями я занимаюсь лет с тринадцати, не замедлил воспользоваться новообретенным жанром. Получилось вот так.

Девочки и песня

В два часа ночи окраины Токонимо превратились в безжизненное место. Погасшие окна коттеджей, блестящие в лунном свете провода, синева асфальтовых дорожек да тусклый жёлтый свет фонарей – вот и всё, что попадалось на глаза офицеру полиции Кунсайту, расслабленно откинувшемуся на спинку кресла за рулём припаркованного на обочине патрульного ховеркара. Неугомонное трещание цикад перекрывалось только чавканьем его напарника, новоиспеченного офицера Зойсайта, жадно уплетающего купленный в центре города рамэн.
– Скучно, – зевнув, сказал Кунсайт. – Давай, что ли, радио послушаем? – предложил он напарнику.
– Так ведь запрещено инструкцией! – вскинулся Зойсайт. Его реплика прозвучало глухо, так как рот офицера был до отказа набит лапшой.
– Да ладно! Никто не узнает, – отмахнулся Кунсайт и щёлкнул выключателем.
"А сейчас слушайте на наших волнах новый хит группы U2 с претенциозным названием "Дискотека!", возвестил ведущий, и в динамиках зазвучали, постепенно усиливаясь, первые аккорды гитарного проигрыша. Одновременно с ними Кунсайт увидел в боковом зеркале ховеркара небольшую точку, приближавшуюся по пыльной асфальтовой полосе уходящего за город шоссе. "Мотоциклист", лениво подумал он, но тут же первые нотки сомнения пробудили в нём тревогу. "Маловат он для мотоциклиста!", сказал офицер сам себе. Точка в зеркале, стремительно вырастая в размерах, пронеслась мимо патрульного ховеркара, и Кунсайт с изумлением понял, что это всего лишь девочка-подросток, бегущая, однако, с невероятной быстротой. Её фигура стремительно уменьшалась, удаляясь по улице в сторону центра города. Чавканье на соседнем сиденье прекратилось.
– Зойсайт, ты видел это? – спросил Кунсайт. Вместо ответа напарник утвердительно гукнул и шумно сглотнул остатки рамэна.
– Что это было? – изумлённо спросил он.
– Сейчас узнаем, – рыкнул Кунсайт, заводя машину.
"You can reach, but you can't grab it. You can hold it, control it, no, you can't bag it", мурлыкающим голосом затянул солист в радиоприёмнике, когда ховеркар, включив фары и раскрасившись красно-синим светом мигалки, оторвался от асфальта и заскользил в паре десятков сантиметров над дорогой. Музыка набрала силы, так же, как и патрульная машина набрала скорость, удерживая в жёстком белом свете фар девичью фигурку.
– Сейчас догоним и разберемся, кто это у нас тут по дорогам бегает! – азартно воскликнул Кунсайт. "И заодно выясним, почему она бегает быстрее чем кто-либо на свете", подумал он.
– Догоняйте её, господин Кунсайт! – подобострастно отозвался со своего места Зойсайт. Для него, вчерашнего курсанта полицейской академии, хорошие отношения с опытным напарником были важны как ничто другое.

Харука очень спешила передать Усаги радостную новость от Мичиро, жившей в соседнем городе. Именно поэтому она, преодолев искушение провести ночь в нежных объятьях подруги, оказалась на залитом лунным светом шоссе в такой поздний час. Естественно, добираться пешком она не собиралась, но недалеко от Токонимо её видавшая виды "Ямаха", не выдержав гонки на высоких оборотах, заглохла окончательно. Нетерпение гнало Харуку вперед, и она, с досадой пнув предавший её мотоцикл, побежала по дороге в сторону города. В азарте она сама не заметила, как перешла на сверхскорость, и опомнилась только тогда, когда сзади надоедливо завыла полицейская сирена. "Ах ты, бестолочь какая!", мысленно обругала она себя. Попадаться полиции было никак нельзя – ведь это привело бы к потере секретности всей организации. Ускорившись, насколько позволяли новенькие кроссовки, Харука начала петлять между редких ночных машин, стараясь стряхнуть "хвост".

"You know, you're chewing bubblegum. You know what that is but you still want some. You just can't get enough of that lovie-dovie stuff!", завывал в динамиках Боно. Полицейская машина ворвалась на перекрёсток, распугивая редкий ночной траффик, и качнулась над асфальтом, заходя в поворот.
– Где она?! – взревел Кунсайт, на мгновенье потеряв преследуемую девушку из вида.
– Вон она, господин Кунсайт! – тут же отозвался Зойсайт, указывая пальцем в сторону подозреваемой.
– Как она может двигаться так быстро? – воскликнул офицер.
– Не могу знать, господин Кунсайт! – с готовностью ответил напарник.
– Ничего, не уйдет, – успокоил сам себя Кунсайт, вновь захватывая девушку светом фар.
– Вызовем подкрепление, господин Кунсайт? – осторожно поинтересовался Зойсайт.
– Из-за одной девчонки? Отставить! Я сам её задержу!

Харука петляла между припаркованными машинами и редкими ночными грузовичками, развозящими продукты, но полицейский ховеркар плотно сидел у неё на хвосте. Девушка уже несколько раз меняла направление, сворачивая в тесные переулки между домами, но красно-синие блики сирены продолжали преследовать её и там. Поняв, что оторваться не удастся, Харука решила прибегнуть к помощи. На бегу вытянув из кармана округлый, как яйцо, телефон, она расколола его пополам и быстрыми движениями набрала на клавиатуре "раскладушки" номер одной из подруг. К её удивлению, подруга сразу же взяла трубку.
– Моси-моси? – прошелестел динамик.
– Минако, привет! Это Харука!
– Привет, Хару-тян! Что с твоим голосом? Ты бежишь? – отозвалась подруга. Её голос перебивала звучащая где-то недалеко на песня на иностранном языке: "Let's go, let's go, let's go! Discotheque!"
– Да, бегу! И за мной гонятся полиция! – ответила Харука.
– Ты что, опять бегаешь в городе?! – возмутилась подруга.
– Да-да, я знаю, что нельзя так делать! – крикнула в трубку Харука. – Но сейчас мне нужны не нравоучения! Мин-тян, поможешь избавиться от хвоста?
– Где ты? – деловым голосом спросила Минако.
– Возле парка "Парад планет", – ответила Харука, прочитав на бегу надпись на воротах.
– Совсем недалеко от меня! – обрадовалась Минако. – Беги к Лабиринту, я встречу тебя между "Серыми Близнецами".

Лабиринтом называли несколько кварталов многоэтажных домов, построенных десятилетия назад. Застройщик поскупился на покупку земли, и дома оказались разделены лишь узким проездом, в котором едва-едва могли разойтись две небольшие машины. Первые из построенных домов, ставших пристанищем мелких служащих и низкооплачиваемых рабочих, носили название "Серые Близнецы" за характерный цвет монолитного бетона, из которых их построили.
Минако стояла между домами, прислушиваясь. Не прошло и минуты после звонка подруги, как вдали послышалось завывание сирены, и на улочку между "Серыми Близнецами" влетела Харука. Времени на объяснения не оставалось.
– Прячься! – скомандовала Минако, указывая на подворотню. Харука тут же скользнула в тень и замерла, прижавшись к стене. Едва она успела это сделать, как улочку залил свет фар полицейского ховеркара. Рассмеявшись, Минако сделала первый прыжок, вознёсшись на уровень второго этажа, и, оттолкнувшись от карниза, запрыгала дальше между домами.

– Господин Кунсайт, она… взлетела? – поражённо спросил Зойсайт.
– Нет, болван, она прыгула! – выругался Кунсайт, от неожиданности потеряв самообладание, но тут же взял себя в руки и скомандовал: – Включай поисковый прожектор и подсвечивай её. И не вздумай потерять!
Зойсайт тут же исполнил команду – в конце концов, он был одним из лучших студентов на своём курсе.
– И сирену выключи, – проворчал Кунсайт, потянув руль на себя. – Жителей перебудим.
Ховеркар с тихим воем взмыл над асфальтом, набирая высоту. В мечущемся свете прожектора было видно, как девушка с длинными волосами цвета солнца прыгает с карниза на карниз, порой зависая в воздухе, как белка-летяга.
– Господин Кунсайт, по-моему, это не та девушка, – робко заметил Зойсайт. – У девушки, которую мы преследовали вначале, были короткие волосы!
– Не важно, – прорычал Кунсайт. В полёте ховеркар сразу потерял скорость, ведь теперь большая часть мощности его двигателя уходила на то, чтобы удерживать машину высоко над землёй. К счастью, преследуемая девушка тоже не спешила. – Что та блондинка, что эта – все они одна банда! Возьмём одну, допросим, а после задержим и её подругу!
"It's not a trick, 'cause you can't learn it," – успокаивал голос солиста в радиоприёмнике, который никто из полицейских не догадался выключить. "It's the way you don't pay, that's okay, 'cause you can't earn it," – уверял он. Но ни Кунсайт, ни Зойсайт не вслушивались в слова песни. Один тратил все свои силы на пилотирование, второй – на то, чтобы не потерять порхающую между домами девушку.

Минако почувствовала, что начинает уставать. Свою способность к высоким прыжкам она любила не меньше, чем Харука – способность быстро бегать. Но, как и Харука, она была лишь человеком, со всеми человеческими достоинствами и недостатками. Сделав особенно длинный прыжок на очередном повороте Лабиринта, она затаилась на узком, не разойтись, балконе техслужбы и вытащила из кармана любимый слайдер "ДоКоМо". Клавиатура скользнула вниз, и палец девушки задержался на цифре 5, вызывая из памяти номер подруги. После нескольких гудков хриплый заспанный голос произнёс:
– Моси-моси…
– Макото, привет! Это Минако!
– Вижу, – без особого удовольствия отозвалась Макото. – Что случилось, что ты решила разбудить меня посреди ночи?
– Мако-тян, я недалеко от твоего дома. Поможешь мне избавиться от полиции?
– Что ты с ними не поделила? – сквозь неудовольствие Макото пробились нотки заинтересованности.
– Это не я, это Харука. Она решила пробежаться по городу, а полиция её заметила и попыталась остановить.
– А ты здесь причём?
– Харука попросила меня помочь ей с полицией, ну, я и решила, что смогу от них упрыгать по твоему кварталу. Но они же сейчас все на этих дурацких летающих машинах, так что я упрыгать у меня не пока не получается. И, честно говоря, я уже очень устала.
– Сверхскорость и сверхпрыгучесть не справились, настал черёд суперсилы? – усмехнулась в трубке Макото. Полицейский ховеркар, вывернув из-за угла, осветил Минако поисковым прожектором.
– Мако-тян, пожалуйста, скорее! – поторопила девушка подругу.
– Веди их к моему дому, ближе к крыше, – скомандовала Макото. – Я их встречу.
– Спасибо, Мако-тян! – обрадованно ответила Минако, и, захлопнув слайдер, вновь запрыгала по карнизам.

– Смотри, она устаёт! – довольно заметил Кунсайт. И действительно, прыжки девушки становились всё короче и короче, хотя по прежнему превосходили способности обычного человека.
– Будем задерживать? – полуутвердительно спросил Зойсайт.
– Конечно будем, – кивнул полицейский. – Сейчас она окончательно поймёт, что сопротивление бесполезно, и остановится. Тут-то мы её и возьмём.
"But you take what you can get, 'cause it's all that you can find. But you know there's something more tonight, tonight, tonight…", – подпевало радио.
Совершив последний, особенно длинный прыжок, девушка остановилась на балконе верхнего этажа одного из домов и прижалась спиной к стене, тяжело дыша. Свет фар ховеркара держал её, как игла держит бабочку, пришпиленную к листу ватмана.
"Ha… Ha… Ha… Ha… Ha… Ha… Ha!..", – в такт ей стонал солист. Кунсайт снял с панели микрофон громкоговорителя и откашлялся, готовясь грозным голосом потребовать капитуляции противника, как вдруг что-то метнулось с крыши здания в сторону полицейской машины.
"Ещё одна девушка", только и успел подумать Зойсайт, увидев развивающийся на ветру длинный каштановый хвост. Крыша ховеркара с грохотом прогнулась внутрь, заставляя полицейских вжаться в кресло. "Boom Cha! Discotheque!", – отозвалось на звук удара радио. ""Boom Cha! Discotheque!" От следующего удара осколки полицейской "люстры" разлетелись по кварталу красно-синими брызгами.
– Я сбит! – заорал Кунсайт, одной рукой шаря в поисках рации, а другой направляя машину вниз, закручиваясь, словно осенний лист, сорвавшийся с дерева.

"Boom Cha! Discotheque!" Удар двух изящных ножек в тяжёлых ботинках покрыл лобовое стекло сетью трещин. "Boom Cha! Discotheque!" Развернувшись, словно гимнаст на бревне, Макото разбила заднее стекло. Машина под ней падала в темноту квартала. Ещё раз с силой пнув по крыше, Макото прыгнула в сторону, на балкон квартиры госпожи Такэути. Через пару секунд в окно выглянула сама хозяйка.
– О, Макото, это ты? – удивилась женщина.
– Здравствуйте, Такэути-сан, – вежливо поклонилась девочка. – Простите за беспокойство. Я уже ухожу.
– Ну что ты, какое беспокойство! – всплеснула руками госпожа Такэути. – Я думала, это Минако опять по крышам прыгает. И хватит звать меня Такэути-сан, от этого я начинаю чувствовать себя старухой. Я же говорила, зови меня Наоко.
– Простите, Наоко.
– Здравствуйте, Наоко, – приземлилась рядом Минако. – Как поживаете?
– Помяни чёрта – и он тут как тут, – тихо проворчала в сторону Макото.
– Здравствуй, Мин-тян! – улыбнулась Наоко. – Девочки, не стойте на ветру, заходите внутрь. Я как раз чай заварила.
– Почему вы не спите в столь поздний час? – полюбопытствовала Макото, проходя в квартиру.
– Сама не знаю! – всплеснула руками Наоко. – Сначала я рисовала мангу про девочку-воина, а потом заслушалась радио. Сейчас передавали новую песню американской группы… или английской, я всегда путаю этих иностранцев. Как же они пели? – Наоко наморщила лоб, вспоминая, и вдруг запела, пританцовывая:
– Бум! Ча! Дискотека! Бум! Ча! Дискотека!
Зрелище получилось настолько комичным, что девочки, не выдержав, прыснули со смеху. Вместе с ними рассмеялась и довольная Наоко.
За окном проплыл по своим делам разбитый полицейский ховеркар.